Интервью т/к Триада с мойщицей “Автобусного парка” к 8 Марта 2017 года

Кор­ре­спон­дент ИА Вели­кий Новгород.ру Юлия Гон­ча­рен­ко для руб­ри­ки «ПРАВО АВТОРА» к 8 Мар­та выбра­ла порт­рет мой­щи­цы авто­бу­сов наше­го гара­жа! Напом­ним, видео­сю­жет о про­це­ду­ре мой­ки досту­пен здесь.

Мой­щи­ца авто­бу­сов Люд­ми­ла Данил­ки­на: о жиз­ни, ува­же­нии к про­фес­сии и инте­рес­ных наход­ках в транс­пор­те


Как гово­рит­ся, про­фес­сии раз­ные нуж­ны и все они важ­ны. Но если один труд заме­тен, напри­мер, все видят кон­дук­то­ра и води­те­ля в авто­бу­сах, а вот то, что эти авто­бу­сы кто-то при­во­дит в поря­док, мало кто заду­мы­ва­ет­ся. Что немуд­ре­но, ведь то, что транс­порт еже­днев­но моет­ся почти и неза­мет­но, осо­бен­но, в весен­нюю сля­коть.

Но нет – выхо­дят авто­бу­сы из гара­жа «Авто­бус­но­го пар­ка» чисты­ми, бла­го­да­ря 25 милым жен­щи­нам: бой­ким, строй­ным и весе­лым. Сред­ний же воз­раст сотруд­ниц – 40 лет. Тру­дят­ся дамы по ночам: с 7 вече­ра до 7 утра посмен­но. Рабо­та не из лег­ких, но они не жалу­ют­ся, даже, наобо­рот, пол­ны пози­ти­ва. О жиз­ни, об ува­же­нии к про­фес­сии, и об инте­рес­ных наход­ках в авто­бу­сах кор­ре­спон­ден­ту ВН.ру рас­ска­за­ла Люд­ми­ла Данил­ки­на, мойщик-уборщик подвиж­но­го соста­ва ОАО «Авто­бус­ный парк». Подроб­но­сти – в нашей тра­ди­ци­он­ной руб­ри­ке «ПРАВО АВТОРА».

ВН.ру: Люд­ми­ла, сколь­ко вы за сме­ну мое­те авто­бу­сов?
Л.Д.: По-разному. Когда пого­да гряз­ная, то есть сна­ру­жи гря­зи мно­го, машин идет мно­го: 50–60-80. Моем не про­сто водой, а спе­ци­аль­ным шам­пу­нем.

ВН.ру: А каж­дый авто­бус еже­днев­но моет­ся?
Л.Д.: Води­те­ли, в основ­ном, ездят одни и те же. Кто сле­дит за сво­ей маши­ной, они ездят почти каж­дый день. Мно­гое зави­сит от води­те­ля. Но неко­то­рые маши­ны, напри­мер, Ютон­ги, у нас загон­щи­ки их про­го­ня­ют, а не води­те­ли. Загон­щи­ки ходят, смот­рят по гара­жу, уви­де­ли гряз­ную маши­ну — при­гна­ли.

ВН.ру: Тяже­ло?
Л.Д.: Ну, вооб­ще да. Физи­че­ски труд­но. Осо­бен­но, вот, когда нет такой гря­зи, а вот когда песок — скреб­ка­ми его отту­да выгре­ба­ешь. Это, конеч­но, очень тру­до­ем­ко. Быва­ет, что надо и две­ри отжать и меж­ду поруч­ней про­лезть. Вся­кое быва­ет.

ВН.ру: А когда про­ще: зимой или летом?
Л.Д.: Летом очень мно­го пыли. Обти­ра­ешь авто­бус, а все­го после одно­го коль­ца он про­едет, и люди начи­на­ют жало­вать­ся, что маши­ны не убра­ны… Они убра­ны. Они выхо­дят из гара­жа чистые. Есте­ствен­но, город, сами зна­е­те, как у нас уби­ра­ет­ся. Эти куч­ки пес­ка вдоль пореб­ри­ков, ветер подул, все это раз­ле­те­лось, авто­бус подъ­е­хал, две­ри открыл, все это в салон. Окна откры­ты — все это в салон. С тряп­кой набе­га­ешь­ся.

Зимой очень тяже­ло, когда выпа­да­ет снег и мороз уда­рит. Этот снег замер­за­ет. Ходишь с «тюкал­ка­ми» по тер­ри­то­рии. Вот это отдалб­ли­ва­ешь. Тогда да, уста­ешь силь­но, пото­му что надо отбить каж­дую сту­пень­ку. А когда люди захо­дят в салон, как пра­ви­ло, в салоне начи­на­ют с себя все отря­хи­вать. На оста­нов­ке ж нам никак это не сде­лать.

ВН.ру: А какие еще пре­тен­зии к пас­са­жи­рам?
Л.Д.: Для биле­ти­ков у нас есть урны на оста­нов­ках. Не надо их скла­ды­вать в сало­нах на сиде­ни­ях, меж­ду сиде­ни­я­ми, под сиде­ни­я­ми. Если кида­е­те фан­ти­ки, биле­ти­ки, то кидай­те на пол — там их лег­че убрать, а не в труд­но­до­ступ­ных местах. Как гово­рит­ся, чисто не там, где уби­ра­ют, а там, где не мусо­рят.

ВН.ру: А жвач­ки при­кле­и­ва­ют?
Л.Д.: При­кле­и­ва­ют, да. И рису­ют мар­ке­ра­ми и на сте­нах, и на сиде­ни­ях.

ВН.ру: А есть у вас отдел по кон­тро­лю за каче­ством?
Л.Д.: Да, есть. Они про­ве­ря­ют авто­бус после мой­ки. Было такое, что они паль­цем пол тер­ли, белой сал­фет­кой тер­ли. А авто­бус пока выез­жа­ет с мой­ки и доез­жа­ет до ОТК, там уже пыль в салоне! Было такое, что три раза нам воз­вра­ща­ли одну и ту же маши­ну. Мы поеха­ли туда с тряп­ка­ми, мы при нем обти­ра­ем. Он тут же: «ну, вы види­те, пыль». Мы гово­рим: «вы же види­те: мы толь­ко при вас ее обти­ра­ли».

ВН.ру: И часто такое?
Л.Д.: Ну, не часто. Но ино­гда быва­ет. Быва­ет вся­кое.

ВН.ру: А у пас­са­жи­ров часто из сумок что-то выте­ка­ет?
Л.Д.: Да, это осо­бен­но летом. Осе­нью, когда яго­ды идут, дач­ный сезон. Это очень часто. Тут же и кар­тош­ка, и ябло­ки — и все это в салоне ката­ет­ся, да и яго­ды эти дав­лен­ные. Отмы­вать, дей­стви­тель­но, труд­но, пото­му что сок от ягод слож­но «выве­сти». Но ниче­го — справ­ля­ем­ся.

ВН.ру: А не обид­но: моешь-моешь, а маши­на почти что сра­зу сно­ва гряз­ная?
Л.Д.: Это наша рабо­та. Ну, что сде­ла­ешь? А нику­да не денешь­ся, если в горо­де такое. Пес­ком оста­нов­ки засы­па­ны, в авто­бу­сах — это беда. Когда не сыпят, тогда более-менее чисто.

ВН.ру: Что чаще все­го нахо­ди­те в салоне?
Л.Д.: В основ­ном, грязь. Школь­ни­ков ездит мно­го: кто-то рюк­зак, кто-то смен­ную обувь забыл.

ВН.ру: А золо­тые сереж­ки, коль­ца?
Л.Д.: Нет, нам не попа­да­лись. Очень хочет­ся, но нам не попа­да­лись… (сме­ет­ся).

ВН.ру: А куда най­ден­ные вещи отда­е­те?
Л.Д.: Мы отно­сим в дис­пет­чер­скую. А там уже пас­са­жи­ры сами зво­нят либо при­хо­дят в гараж. Дело в том, что мы раз­ли­ча­ем маши­ны по бор­то­вым номе­рам, а они толь­ко марш­рут. А по марш­ру­ту ведь ни один авто­бус ходит, поэто­му вычис­лить, в каком имен­но были, труд­но.

ВН.ру: А инте­рес­ные слу­чаи были?
Л.Д.: Под­вы­пив­ших пас­са­жи­ров при­во­зи­ли в авто­бу­сах и на мой­ку, и на тер­ри­то­рию гара­жа. Сей­час как-то таких слу­ча­ев ста­ло немно­го, рань­ше чаще было. Хоро­шо, что вдво­ем ходим. С фона­ри­ка­ми. Быва­ет, вот так идешь-идешь по сало­ну авто­бу­са, бац, а там ноги. Рас­ска­зы­ва­ла одна сотруд­ни­ца: «мету-мету, а там ноги — смот­рю: сидит». Она ему: «Муж­чи­на, а вы что тут дела­е­те?» Тот в ответ: «Не видишь? Еду». Быва­ет и такое.

ВН.ру: И что в таких слу­ча­ях дела­е­те?
Л.Д.: Либо мы зво­ним меха­ни­ку, что­бы под­хо­дил с мужи­ка­ми. Если чело­век адек­ват­ный, помо­га­ем ему дой­ти до про­ход­ной. Послед­ний слу­чай был года два назад: при­вез­ли летом девуш­ку, а как раз бури были пес­ча­ные: она вся пол­но­стью в пыли, на ней про­сто не было про­све­та — и воло­сы, и одеж­да. В пья­ном состо­я­нии. Я не знаю, сколь­ко вре­ме­ни она езди­ла в этом авто­бу­се.

ВН.ру: В основ­ном, у вас кол­лек­тив состо­ит из моло­дых и спор­тив­ных жен­щин. Как так сло­жи­лось?
Л.Д.: А так у нас сами бри­га­ду под­би­ра­ли себе (сме­ет­ся). Нет, в свое вре­мя и пен­си­о­не­ры рабо­та­ли. А потом про­сто так полу­чи­лось. Мы друг дру­га зна­ем не про­сто, что мы здесь позна­ко­ми­лись, мы зна­ем друг дру­га по жиз­ни: одна одну позва­ла на рабо­ту, дру­гая — дру­гую. И так полу­чи­лось. Кол­лек­тив весе­лый. Мы не уны­ва­ем. Сами себя раз­вле­ка­ем. Спор­тив­ные, да. Мно­го дви­га­ем­ся бла­го­да­ря рабо­те. Пони­ма­е­те, авто­бу­сов едет очень мно­го, мыть надо очень быст­ро.

ВН.ру: Не тяже­ло рабо­тать по ночам?
Л.Д.: Да мы уже при­вык­ли. У нас толь­ко одна девоч­ка, кото­рая в авгу­сте при­шла. Осталь­ные по несколь­ку лет рабо­та­ют.

ВН.ру: Но у вас все девоч­ки на двух рабо­тах «вка­лы­ва­ют»?
Л.Д.: У всех почти есть под­ра­бот­ки. Что­бы «лиш­нюю копей­ку» зара­бо­тать. У нас есть девоч­ки из Про­ле­тар­ки, есте­ствен­но, им в горо­де никак не под­ра­бо­тать, а все город­ские рабо­та­ют на двух рабо­тах. Силы пока есть.

ВН.ру: А где под­ра­ба­ты­ва­ют?
Л.Д.: Так­же где-то убор­щи­ца­ми, где непол­ный рабо­чий день, по сов­ме­ще­нию. Одна на пред­при­я­тии дру­гом в пра­чеч­ной, дру­гая в тор­гов­ле, кто-то моет подъ­ез­ды.

ВН.ру: А вы-то дав­но здесь?
Л.Д.: Пятый год. Ниче­го, рабо­та как рабо­та. Есть у нас вся­кие нюан­сы, конеч­но. Быва­ют и с води­те­ля­ми кон­флик­ты. Что мой­щи­ца — это мусор, это не чело­век. Есть у нас такие отдель­ные води­те­ли, кото­рые так дума­ют. А так, в основ­ном, кол­лек­тив хоро­ший, води­те­ли доб­ро­же­ла­тель­ные.

ВН.ру: А вы чув­ству­е­те, что труд убор­щи­цы не ува­жа­ем?
Л.Д.: Да, вооб­ще, не ува­жа­ют. Не важ­но, авто­бу­сы ты моешь или мага­зи­ны и подъ­ез­ды уби­ра­ешь. Я по себе знаю. Я на вто­рой рабо­те уби­раю подъ­ез­ды. И чем чаще уби­ра­ешь, народ уже при­вы­ка­ет, что все вре­мя чисто и про­сы­па­ли мимо мусо­ро­про­во­да: «да, убор­щи­ца при­дет — убе­рет, ей за это день­ги пла­тят» Вот такое мне­ние, в основ­ном, быту­ет. Нет, есть люди, кото­рые гово­рят: «ой, спа­си­бо, мы видим, что вы дела­е­те». Есть и такие люди, я не ска­жу, что все не заме­ча­ют.

ВН.ру: Убор­щи­ца — это неква­ли­фи­ци­ро­ван­ный труд, поэто­му, види­мо, такое отно­ше­ние…
Л.Д.: Сами зна­е­те, у нас двор­ни­ки, убор­щи­цы — пер­со­нал, кото­рый за людей, мало кто счи­та­ет. Хотя без них ведь нику­да.

ВН.ру: Но все-таки не хва­та­ет нам куль­ту­ры? На Запа­де не туда кинул бумаж­ку — штраф…
Л.Д.: У нас ниче­го не боять­ся. У нас в авто­бу­се мож­но най­ти вплоть до пре­зер­ва­ти­вов, ском­кан­ные сал­фет­ки исполь­зо­ван­ные. У нас, вро­де, как чисто­ту любят: при­шли, обтер­ли резин­ку у окна, не знаю там, или сиде­ние. Тут же кину­ли эту сал­фет­ку на пол. Для себя мы, вро­де как, сде­ла­ли хоро­шо, но в то же вре­мя в авто­бу­се напа­ко­сти­ли. Поэто­му рабо­та­ем толь­ко в пер­чат­ках, народ раз­ный ездит, что там мож­но под­це­пить — неиз­вест­но.

ВН.ру: А вас-то сокра­ще­ние не кос­ну­лось после того, как забра­ли авто­бу­сы?
Л.Д.: Был раз­го­вор, что машин мало, а мой­щиц, вро­де как, мно­го. Но нико­го не тро­ну­ли. Но и вакант­ных мест нет.

ВН.ру: А что пре­льща­ет вас в этой рабо­те?
Л.Д.: Воз­мож­ность на вто­рой рабо­те под­ра­бо­тать. У нас в горо­де зар­пла­ты, сами зна­е­те, какие. А тут, вро­де, одна и вто­рая рабо­та, полу­ча­ет­ся нор­маль­но зара­бо­тать. Мно­го у нас из дево­чек, кто детей одни вос­пи­ты­ва­ют, то есть помо­щи ждать неот­ку­да, толь­ко на себя наде­ют­ся. Но все здесь рабо­та­ют с жела­ни­ем. Жела­ние, дей­стви­тель­но, при­сут­ству­ет, пото­му что без это­го рабо­тать было бы нель­зя. Тяже­лая рабо­та физи­че­ски, но кол­лек­тив у нас весе­лый. Мы не уны­ва­ем.

Статья №: 183

>>> 1053 просмотров

вверх вниз buttons buttons buttons buttons

>>> 1054 просмотров